ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
27 январь 2021
26 январь 2021
25 январь 2021
Полад Бюльбюльоглы: «Мне пришлось отменить "Хары Бюльбюль" в Шуше» - ИНТЕРВЬЮ
ИНТЕРВЬЮ 18:18 / 06.01.2021

Накануне на встрече с министром культуры Анаром Керимовым глава государства напомнил о необходимости возрождения в Шуше фестиваля «Хары бюльбюль». В ближайшее время будет воссоздана традиция фольклорного фестиваля «Хары бюльбюль», сказал он. О зарождении и истории проведения легендарного фестиваля haqqin.az рассказал народный артист Азербайджана, Чрезвычайный и полномочный посол Азербайджана в России Полад Бюльбюльоглы, стоявший у истоков его создания.

– Как родилась идея фестиваля «Хары бюльбюль»?

– В 1988 году уже начались события вокруг Карабаха, и тогда же меня назначали министром культуры. В этот период у меня появилась мысль создать фольклорный фестиваль в Карабахе, а именно в Шуше, чтобы гости фестиваля больше узнали об этом удивительном крае, об его истории, о том, какие великие люди там жили.

– У фестиваля символичное название. Когда вы впервые узнали о цветке хары бюльбюль?

– Еще в 1982 году общенациональный лидер Гейдар Алиев поручил создать и открыть в Шуше дом-музей моего отца Бюльбюля. Во время работы над созданием музея мне часто приходилось бывать в Шуше, и там я услышал о хары бюльбюль. Это и правда удивительное явление природы: в предгорьях Карабаха растет цветок, внутри которого словно спрятан соловей. Цветет он примерно с середины до конца мая. У меня была возможность своими глазами увидеть, как хары бюльбюль расцветает. Но если сорвать этот цветок, он быстро завянет, даже если поставить его в воду или обернуть мокрой тканью, так как не может он жить вне родной почвы. Хары бюльбюль является символом Карабаха, а потому было решено, что и фестиваль будет назван в его честь. В Баку, кстати, о нем тогда мало знали, и многие спрашивали, откуда такое название.

– Всего удалось провести три фестиваля, но они поражали своим размахом…

– Да, мы начали подготовку к проведению первого фестиваля в начале 1989 года и провели его в мае того же года, именно в период цветения хары бюльбюль. В нем приняли участие музыкальные коллективы из многих республик СССР. Было много талантливых исполнителей, в частности из Киргизии, Казахстана, Башкортостана, Литвы, Беларуси. Всего в фестивале участвовали порядка 100 человек. На площади Джыдырдюзю было построено 7 концертных площадок, и открылся фестиваль тем, что одновременно на них молодые ханенде в возрасте 12-15 лет исполнили "Гарабах шикестеси". Зрители сидели вокруг концертных площадок, в основном это были жители Шуши.

Фестиваль прошел очень успешно. Тогда родилась идея сделать его международным и приглашать коллективы из других стран. Сейчас кажется, что это было сделать несложно, но в условиях СССР все было непросто. Чтобы провести международный фестиваль, нужно было получить разрешение министерства культуры СССР и соответствующих органов, объяснять, почему мы хотим проводить этот фестиваль в Карабахе, и т.д. Но мне удалось уладить все вопросы, и уже в 1990-м этот фестиваль получил статус международного. Мы пригласили фольклорные коллективы из разных стран, в том числе из Голландии, Германии, Израиля, Турции, что в те времена вызвало большой ажиотаж среди публики.

Но, к сожалению, в 1990 году в Шушу нас не пустили из-за вопросов безопасности, так как там уже было сложное положение. Однако мы провели знаменитый концерт в Агдаме, на котором незабвенный Гадыр Рустамов спел свою знаменитую композицию «Сона бюльбюллер». Мы организовали тогда концерты фестиваля также в Барде и Агджабеди, то есть в карабахской зоне. В них приняли участие порядка 170 человек из разных стран мира.

Самый большой - третий фестиваль был проведен в 1991 году, и в нем участвовали порядка 300 человек из 25 стран. К традиционным участникам добавились артисты с далеких континентов – Америки и Австралии. Это был самый успешный фестиваль. Штаб фестиваля был в Мингячевире, откуда участники выезжали в зону Карабаха. Концерты проходили на стадионах, потому что такое количество людей больше нигде не поместилось бы. Тогда было много технических проблем - вплоть до питания, транспорта, гостиниц. У иностранных участников были сложности с визами. Международных рейсов в Баку не было. Участники прилетали в Москву, я посылал туда представителей нашего министерства, которые потом перевозили их в Баку. Была проведена серьезная административная работа, но это был большой праздник фольклорного искусства. Отмечу, что в 1990-1991 гг. финальные концерты состоялись во Дворце Республики, ныне носящем имя Гейдара Алиева. Интерес был как среди зрителей Азербайджана, так и по всему Союзу. Многие интересовались, как мы смогли устроить такие грандиозные концерты, как вышли на участников из других стран и т.д.

– Четвертому фестивалю не суждено было состояться... Почему его отменили?

– Планировалось, что фестиваль 1992 года будет самым масштабным. На него должны были приехать около 500 человек из более чем 30 стран мира. Он должен был стартовать 15 мая, но 8 мая произошел захват Шуши Арменией. Тогда перед нами встал острый вопрос, стоит ли в такой ситуации проводить музыкальный фестиваль. Многие настаивали на том, что фестиваль проводить надо, ведь приглашено много зарубежных участников. Но я, как министр культуры, отменил этот фестиваль. Это решение широко обсуждалось в нашей прессе, кто-то критиковал, кто-то отнесся с пониманием. Но я поклялся, что в следующий раз этот фестиваль может быть проведен только тогда, когда Шуша будет освобождена.

В 1992 году никто не предполагал, когда это произойдет. Я написал письма министрам культуры из более чем 100 стран с описанием истории Шуши и фестиваля и подчеркнул, что, к сожалению, пришлось отменить уже подготовленный фестиваль, который должен был начаться буквально через неделю. Единственный ответ я получил из министерства культуры Российской Федерации от тогдашнего министра господина Сидорова. Обратился я с письмом и к генеральному директору ЮНЕСКО, изложив в нем причины, по которым нам пришлось отменить фестиваль, и выразил надежду на соответствующую реакцию со стороны этой организации. Но никакой реакции не последовало, и в следующем резком письме я написал гендиректору ЮНЕСКО, почему организация, призванная охранять и развивать культурное наследие, не реагирует на подобные события.

– Как вы восприняли новость о возрождении фестиваля?

– Я очень рад и счастлив, что в беседе с новым министром культуры Анаром Керимовым господин президент Ильхам Гейдарович Алиев вспомнил об этом фестивале и поручил его возобновить. Конечно, для того чтобы провести фестиваль, нужно проделать большую работу. Это прежде всего инфраструктура, площадки, аппаратура, свет, звук, гостиницы. Предстоит решить целый комплекс вопросов. Но сегодня в Азербайджане есть все возможности для организации такого мероприятия.

Я создал и три раза провел этот фестиваль, и на мою долю выпало тяжелое испытание – принять решение об его отмене. Конечно, мне небезразлична его дальнейшая судьба. Готов приложить все свои усилия, опыт и знания для того, чтобы в ближайшее время международный фестиваль «Хары бюльбюль» обрел вторую жизнь и вновь был проведен в объявленной президентом Ильхамом Алиевым культурной столице Азербайджана - Шуше.

Просмотров: 2912